Памятник Затопленным причудам, или сколько стоит примирение по-чаловски

В Севастополе уже успели позабыть о памятнике Примирения, ставшем, как ни странно, источником раздора в обществе. Ведь на фоне уже привычных пафосных патриотических заявлений в буквальном смысле в бетон были закатаны десятки миллионов рублей. Сами бюрократические процедуры проводились с вопиющими нарушениями.

Напомним, идеологом постройки памятника Примирения выступил депутат заксобрания Севастополя Алексей Чалый, который в нужный момент пристроился к ушам министра культуры Владимира Мединского, подсунув свой очередной мифический проект.

Открыть монумент планировали к столетней годовщине Великой Октябрьской революции. Стела должна была стать «символом окончательного завершения гражданской войны и линией примирения потомков солдат и офицеров Красной и Белой армии». По замыслу авторов проекта, памятник должен выглядеть как 25-метровая стела, на вершине которой размещена Родина-мать. В нижней части – белогвардеец и красноармеец, преклонившие колени, а также вечный огонь.

Не говори «гоп»

Получив поддержку министра, чиновники, подстегиваемые Чалым, очень бодро принялись «решать вопрос». В июне 2017 года директор департамента архитектуры и градостроительства Севастополя Александр Моложавенко заявил министру Мединскому, что общественные слушания не потребуются, так как вопрос установки памятника уже решен. Замминистра культуры РФ Сергей Обрывалин направил в правительство Севастополя письмо о согласовании установки памятника Примирения и гарантии руководства города благоустройства данной территории за счет местного бюджета. При этом чиновник сослался на поручение президента РФ Владимира Путина установить данный памятник в Крыму – без указания конкретного места.

Уже две недели спустя, 22 июня, (такую бы прыть при реконструкции Парка Победы) правительство Севастополя выделило из городского бюджета 129,5 млн рублей на благоустройство территории для установки памятника Примирения в рамках госпрограммы по развитию ЖКХ на 2017-2020 годы.

13 июля врио губернатора Севастополя Дмитрий Овсянников подписывает распоряжение правительства Севастополя № 309-РП «Об определении мест установки памятника Потёмкину и памятника-монумента «Единство России» в Севастополе», согласно которому местом установки памятника Примирения определен участок площадью 0,45 га в районе восточного побережья Карантинной бухты, по улице Катерная, прямо напротив Владимирского собора в Херсонесе.

Правда, оказалось, что с землей в этом месте не всё так гладко. Участки, намеченные местными властями под парк и памятник, еще в украинский период были переданы в аренду на 25 лет ООО «Окси» под размещение гостиничного комплекса.

Собственниками фирмы являются бизнес-партнеры днепропетровского бизнесмена Валерия Шамотия – экс-депутат горсовета Севастополя Вячеслав Акинин и его дочь Татьяна Акинина.

Арбитражный суд Севастополя вынес решение о расторжении договоров аренды земельных участков с ООО «Окси» и возврате их в собственность города, мотивировав это тем, что арендатор участки так и не освоил и строительство объектов не начал.

В настоящее время фирма эти решения пытается оспорить в апелляционных и кассационных инстанциях.

Если бы сложность заключалась в наличии арендатора, это было бы полбеды. Ну какого чиновника могут остановить права третьих лиц, если ему очень хочется их обойти? Тем более, кто посочувствует украинскому бизнесмену. Однако оказалось, что в соответствии с приказом Минкульта РФ 2016 года «О достопримечательном месте «Древний город Херсонес Таврический и крепости Чембало и Каламита», зона установки памятника Примирения отнесена к участку Р-4-1, уч. В-1-1, в границах которого «запрещено новое строительство, не связанное с исследованием, сохранением и музеефикацией памятников».

Параллельно городские власти попытались утихомирить общественность, якобы поинтересовавшись ее мнением по вопросу установки памятника. Однако вместо нормальных слушаний был проведен «круглый стол», о котором та самая общественность узнала после его проведения. Чиновники бодро отрапортовали, что в мероприятии приняли участие «представители ветеранских организаций, депутаты заксобрания, руководители национально-культурных сообществ, эксперты в области дизайна, историки и общественники». Правда, найти хоть одного живого участника встречи так и не удалось. Открестился от участия даже сам Чалый, который и затеял весь этот фарс.

Всё это вызвало вопрос, а для чего такая спешка? Зачем такие сложности?

Видишь миллионы? А они есть

Странности сопровождали этот несчастливый проект и при проведении тендера. Проектированием работ по установке памятника Примирения занималось воронежское ООО «Инжсервис», возглавляемое Павлом Семеновичем Баскаковым.

28 июля ГКУ «Управление по эксплуатации объектов городского хозяйства» провело аукцион «На выполнение работ по устройству малых архитектурных форм при текущем ремонте благоустройства территории в районе ул. Катерная». Согласно проекту, масса памятника превышает 12 тонн, высота стелы – 25 м, а сам объект назван четко — «объект капитального строительства». При этом в контракте почему-то выполняемые работы указаны как «устройство малых архитектурных форм», в проекте же конкретно звучит — «объекты капитального строительства». Вспоминаем, что такое МАФ.

Малые архитектурные формы (МАФ) — это вспомогательные архитектурные сооружения, оборудование и художественно-декоративные элементы, обладающие собственными простыми функциями и дополняющие общую композицию архитектурного ансамбля застройки. К МАФ относят лестницы, ограды, скульптуры, фонтаны, светильники наружного освещения, некрупные формы мемориальной архитектуры — обелиски, мемориальные доски и другое. Под монументом в скульптуре и архитектуре понимают памятник значительных размеров в честь крупного исторического события, выдающегося общественного деятеля и тому подобное.

Таким образом посчитать 25-метровый памятник Примирения малой архитектурной формой может только человек с очень богатым воображением или высокой степенью близорукости.

Каким образом памятник стал МАФом и зачем такая конспирация для благородной цели, одним чиновникам известно.

Однако разгадка такой таинственности нашлась сразу. Единственная заявка для участия в аукционе поступила от ООО «Ренессанспроект» (г.Москва), с которым и был заключен контракт на начальную максимальную цену — 88,7 млн рублей.

Оказалось, что директором компании оказался родной брат проектировщика сооружения — Баскаков Андрей Семенович. Павел и Андрей Баскаковы владеют несколькими воронежскими ООО: «Инжсервис», «Гео-Сервис», «Мотор» и «Технодорпроект», которое также активно получает господряды в Севастополе. Вряд ли родные братья, находясь в статусе разработчика проекта и исполнителя работ, не смогли бы «правильно» договориться о стоимости работ, объемах строительства и распределении денег.

Попыталась вмешаться в более чем сомнительный аукцион Федеральная антимонопольная служба. На основании жалобы от сочинского ООО «Профит-Плюс» специалисты ФАС выявили нарушение закона о контрактной закупке, запрещающего ограничивать число участников, и 8 августа вынесли предписание об отмене результатов аукциона, возврате его на стадию подачи заявок и проведении новых торгов.

Но требования УФАС проигнорировали, и 6 сентября был заключен контракт №48ПП-ЭА с ООО «Ренессанспроект» на сумму 88,7 рублей, причем в 2017 году финансирование должно было составить 5 млн руб, а в 2018 – 83,7 млн рублей. Подрядчик взялся выполнить подготовительные работы по выравниванию площадки, устройству свайного основания, ростверка, 36 грунтоцементных свай, подведению коммуникаций – газа и электричества, двух лестничных сходов, а также газонов и лавочек. Все работы должны были быть выполнены в течение месяца — к 1 октября 2017 года.

После заключения контракта ожидаемо начались очередные странности, на этот раз с деньгами. Так в дополнительном соглашении от 5 октября оговаривалось финансирование в 2017 году 4,6 млн вместо 5, остальное перенесено на 2018 год, а 27 декабря, прямо под Новый год, эта сумма была увеличена примерно в 9 раз — до 44,2 млн рублей. Кому был сделан такой щедрый новогодний подарок, известно только заинтересованным сторонам.

Наши дни

В настоящее время подрядчиком выполнен основной объем работ — бетонные, свайные работы, подведены инженерные коммуникации. Дальнейшие работы не ведутся.

Сложно сказать, какая судьба у памятника, который должен был помирить потомков участников событий столетней давности. В наши дни он уже стал предметом раздора между общественностью и чиновниками. Таким послужным списком нарушений не может похвастаться ни одна скандальная застройка: нарушение тендерных процедур, игнорирование предписания ФАС, стройка на чужой территории, игнорирование приказа Минкульта.

На все можно было бы привычно закрыть глаза, если бы дело хотя бы довели до конца. Но уже понятно, что это утопия. Расположение памятника максимально неудобно для горожан и гостей города. Да и стоило ли тратить  44 млн бюджетных рублей из госпрограммы по развитию ЖКХ на замусоренную территорию и торчащие штыри? А для правительства уже привычным стало закапывание денег в эфемерные проекты. «Вирус Чалого» с его мифическими EnergyNet, аэропортами и кластерами оказался очень заразным.

Символично, что недалеко от многострадальной площадки продолжают лежать развалины взорванной с подачи бывшего народного мэра 12-этажки. Ее нынешний дизайн очень напоминает текущее состояние памятника Примирения. Не проще ли было бы дать руинам снесенного дома это название и на этом успокоиться? А лучше, дабы не оскорблять чувства тех, кто всё-таки проникся самой идеей, назвать их памятником Затопленных проектов Чалого. По крайней мере, бюджет отдохнул бы от его дорогостоящих причуд.

Форпост-Севастополь.RU

Ответить

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены звездочкой *